Расскажи друзьям

Моральная дилемма фотографа: помочь или делать свою работу

Тема морального аспекта работы репортажного фотографа не раз обсуждалась в профессиональном сообществе и в СМИ и даже поднимается во время обучения. Что важнее: поймать уникальный по силе воздействия кадр или протянуть руку помощи герою съемки, который, возможно, находится на грани жизни и смерти? Каково это — стать свидетелем убийства, заснять преступление? Некоторые фотографы подверглись настоящей травле из-за своего выбора. Ведь суть репортажа в том, чтобы документировать происходящее, не вмешиваясь.

Лауреат Пулитцеровской премии 2016 года в номинации «Новостная фотография» Сергей Пономарев — из тех фотографов, которые готовы протянуть руку помощи. Готовы ли другие?

Моральная дилемма фотографа: помочь или делать свою работу

Сергей Пономарев снял, как беженцы высаживаются на лодках на берег острова Лесбос. А еще он нашел время и силы, чтобы помочь им.

Фотограф Грег Маринович был в гостинице для гастарбайтеров в ЮАР, когда все мужчины вдруг побежали, схватив палки, биты и другие орудия. Он побежал за ними. 15-20 человек пытались ворваться в номер, где забаррикадировался представитель другого племени. Они выломали дверь, но преследуемый выбежал на улицу. Агрессоры нагнали его и забили до смерти ножами, палками и битами. Фотограф это снимал. В конце убийцы не пытались напасть на фотографа, а попросили их снять.

Донна Феррато в 1988 году снимала домашнее насилие, пытаясь проникнуть в жизнь семейных пар. Она жила со своей маленькой дочерью в доме у семейной пары (на фото). Однажды фотограф услышала женский крик в 2 часа ночи, оставила ребенка внизу и побежала с камерой наверх, к супругам в спальню. Она увидела, что мужчина готов ударить свою жену, и сделала кадр. «Я подумала, что, если я не сниму это, никто не поверит в то, что это действительно случилось», — рассказывает Донна. Когда она увидела, что муж собирается ударить жену второй раз, то бросила камеру и схватила мужчину за руку, пытаясь предотвратить удар. Он оттолкнул фотографа, сказав, что это его жена и он лучше знает, как научить ее перестать врать, но с того момента перестал ее бить. Серия фотографий о домашнем насилии I Am Unbeatable вышла в виде альбома.

Грэме Робертсон снимал столкновения полиции с шотландскими протестующими. Он увидел парня, прижатого к асфальту, и навел на него объектив. Тот стал просить о помощи, но фотограф просто снимал, и парня повязали. После этого случая Робертсон много думал о том, стоит ли фотожурналисту вмешиваться в происходящее, и пришел к выводу, что лучше этого избегать, поскольку ты не знаешь, как на самом деле обстоят дела и в чем истинная суть конфликта. Фотограф говорит, что его коллеги зачастую попадают в большие неприятности, протянув руку помощи.

Йен Берри стал очевидцем закидывания камнями в Конго. Мужчина из другого племени зашел не на свою территорию, и его избила толпа. Он лежал на земле изможденный, а Йен продолжал снимать. Как позже признался фотограф, ему тогда и в голову не пришло помогать. Они с коллегами были белые среди африканцев и совершенно одни, без сопровождения. Другие фотографы даже не вышли из машины. Если бы он попытался помочь, неизвестно, чем бы это все для него кончилось.

Оли Скарффа отправили снимать карнавал в Ноттинг-Хилле. В какой-то момент он увидел четверых бегущих мужчин и побежал за ними. Фотограф действовал по принципу «сначала снимать, разбираться потом» и запечатлел нападение с ножом с самого начала и до приезда скорой помощи.

Хампус Лундгрен был фотографом-фрилансером и взял подработку на лето в газете неподалеку от правительственного квартала в Осло. Когда взорвалась бомба, он увидел огненный шар, почувствовал взрывную волну. В здании выбило стекла. Редакцию эвакуировали. Хампус схватил камеру и побежал по местам, пораженным взрывом. Он опасался повторного взрыва и обрушения зданий, поэтому дал себе 10-15 минут на то, чтобы поснимать и затем убежать в безопасное место. По словам фотографа, он испытывал сильнейший прилив адреналина и не помнит, как делал снимки. Когда он делал этот кадр, он подумал, что не умеет оказывать первую помощь и лучшее, что он может сделать, — это запечатлеть момент, чтобы другие люди его увидели. Через пару недель он нашел эту семейную пару, чтобы узнать, как у них дела. Мужчина был сильно ранен шрапнелью, и ему ампутировали правую ногу. Пара сказала, что они сильно разозлились, потому что первым делом после взрыва увидели, как их снимает фотограф. Но потом они были благодарны Хампусу Лундгрену за то, что он все задокументировал.

Керим Октен заснял нападение мародеров на магазины во время беспорядков в Лондоне. Один из нападавших вдруг начал спрашивать у него: «Почему ты меня снимаешь? Ты спросил у меня разрешения?» По словам Керима, они были такие агрессивные, что ему с другими фотографами пришлось отступить. Кериму хотелось кричать, чтобы они прекратили, но он боялся. Он просто продолжал снимать, как и остальные фотографы. Периодически они говорили друг другу: «Кто-то должен заставить их остановиться». Но никто не решался, и все долго ждали полицию. «Жизнь учит, что, если вмешаться в такое насилие, это его не остановит, только еще больше людей пострадает», — говорит Керим.

Радхика Чаласани снимала голод в Судане. Она решила для себя, что, хотя правила работы репортажного фотографа и не рекомендуют вмешиваться в ход событий, она будет поступать в соответствии со своими моральными принципами. Радхика рассказывает, как снимала мать, несущую истощенного ребенка в центр питания: в какой-то момент прохожие пристали к этой матери и начали ей указывать, какую позу лучше принять, как держать ребенка. Фотограф попросила переводчика сказать им, чтобы они перестали и чтобы мать несла дальше своего ребенка в гуманитарный центр. «Я считаю, наша основная задача — сделать историю понятной. Иногда, когда думаешь, что помогаешь, на самом деле делаешь только хуже. Что касается меня, я стараюсь делать только то, с чем потом смогу жить».

Смотрите также: Российский фотожурналист Сергей Пономарев получил Пулитцеровскую премию

Рубрики: общество

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus