Расскажи друзьям

«Отшельник» по-фински: огромный автопарк, свой лес и высокоскоростной интернет

Уже более полувека Исмо Суйкки со своей женой живет на отдаленном финском хуторе. Сюда не ведет даже асфальтированная дорога, попасть к дому можно по грунтовке, проложенной через частный лес. Дети давно разъехались по городам, а Исмо расставаться с родными местами не хочет, несмотря на то, что вхождение Финляндии в Евросоюз поставило крест на мелком фермерстве и деревенских забот почти не осталось. Теперь Исмо изредка плотничает, следит за домом и говорит, что оставит его, лишь когда придет время умирать.

Все в этой Финляндии не так, как у нас. Отличные дороги, быстрые поезда, дорогие, но качественные продукты питания, высочайшая социальная защищенность граждан. Одна беда — граждан этих мало. На территории сравнимой с площадью Германии населения почти в 14 раз меньше — всего 5,5 млн душ. Потому, наверное, финны привыкли расселяться вольготно, с размахом: например, рядом расположенный город Лаппеэнранта по площади в 6 раз больше Минска, однако живет в нем только 70 тыс. человек.

Смотрите также выпуск – Другая жизнь – экопоселения, Голый отшельник на собственном острове

(Всего 47 фото)



Источник: onliner.by

1. Нет в Финляндии и деревень. Все местные селения, будь то городок или хутор, называются «кюля», но похожих на наши белорусские деревни не встречается.

2. «Улица, площадь, стоящие плотно друг к другу дома? — уточняет Хеммо, брат Исмо, согласившийся познакомить нас с родственником и показать хутор отшельника. — Нет, такого в Финляндии нет. Есть земля, дом и лес вокруг него, а ближайший сосед может жить в 300 метрах или километре».

Кюля покрупнее — по-нашему это что-то вроде поселка городского типа. Обычно в таком найдутся автостанция, заправка, почта, магазины, сауна и несколько каменных домов с квартирами. По периметру (но обязательно на большом удалении!) — ряды частных домов с большими участками.

3. «Землю эту моим предкам подарил шведский король, — буднично, словно это в порядке вещей, рассказывает Хеммо, пока мы едем на внедорожнике по заснеженным лесам к границе России. — Было это пятьсот лет назад, и с тех пор все поколения нашего рода живут здесь. Тот предок, что добился августейшей милости, разводил лошадей, помогал ратному делу шведов, за что и был награжден земельным наделом».

4. Земля для финна — основная жизненная ценность. Право пожизненного владения закреплено законодательно, у каждого участка есть свое документально подтвержденное назначение: этот кусок — под строительство дома или фермы, здесь можно выращивать овощи, тут — пасти скот. Лес добавляет к участку значительную стоимость. Разумеется, с личным участком можно делать что угодно: продавать, закладывать в банке, обменивать.

Хеммо искренне удивляется вопросу, почему дома и земля людей в Финляндии не огорожены заборами, как это принято в Беларуси. Проезжая несколько кюлей по дороге к Исмо, мы рассматриваем частные владения селян, и ни одно из них не огорожено.

5. «Я даже не знаю как ответить… — морщит лоб финн. — Зачем нужны заборы? Чтобы показать, где заканчивается ваш надел? Так его периметр можно сверить в земельном регистре. Да и посмотрите: соседи живут далеко, хутора стоят одиноко».

6. Еще одна интересная особенность финского уклада крестьянской жизни — кооперативное владение. Так, несколько хуторян могут объединить свои финансовые усилия, чтобы купить озеро, участок леса, построить мельницу, зерносушилку и даже открыть банк. Таким образом снижаются затраты на ведение хозяйства: всегда есть возможность воспользоваться общим имуществом или получить ссуду в банке от своих же компаньонов. Экономические отношения внутри кооперации могут быть самые разные: оплата живыми деньгами или услугой за услугу — это решается ее участниками.

7.

8. «Насколько я знаю, с некоторых пор в Финляндии запрещено покупать землю иностранцам, — продолжает Хеммо. — Но если вас интересуют цены, то сразу скажу, что все зависит от назначения земли, которую предлагают на продажу власти. Так, в Иматре, где я проживаю, участок площадью до 1000 квадратных метров, предназначенный для строительства частного дома, станет вашим за €30 тыс. Бывают наделы по €10 за гектар, например, если власти какого-то поселения хотят привлечь жителей, остановить отрицательный прирост, оздоровить демографию. 70% земель в Финляндии находятся в частных руках».

9. Новый интересный факт: крупные предприятия в «тучные» времена скупают землю как объект долгосрочных инвестиций, а в тяжелые годы выставляют их на продажу. Любопытно, что подобным промышляют многие компании, независимо от производимой продукции. В регионе, где мы находимся, в лидерах бумажные фабрики. Их тут много: пять крупных производств обеспечивают Европу «глянцем» из российского леса.

10. «Сейчас мы уже едем по частному лесу, — показывает нам заснеженные деревья Хеммо. — Но дорога через него — во владении муниципалитета. В Финляндии есть закон, разрешающий вам ходить по частным лесам, собирать грибы и ягоды. Запрещены охота и вырубка. По всей стране запрещено разводить костры, но если такая необходимость есть, следует предупредить пожарную службу».

Вырубленный участок подстегивает Хеммо рассказать еще немного об особенностях жизни в Финляндии: «Вырубать свои деревья вы можете без спроса, в том числе у экологов. Однако закон обязывает вас связаться с поставщиком саженцев и высадить ровно то же количество леса, что был уничтожен».

11. Наконец мы приезжаем к дому Исмо. Он уже встречает нас около дороги. После советско-финской войны 12 гектаров, принадлежавших его предкам, перешли на сторону СССР — он показывает нам на дальний лес, где начинается нынешняя Россия. Там его земля. Но после передвижения границы вглубь Финляндии переселилось очень много людей, и те места, где мы сейчас находимся, значительно «уплотнились»: власти раздавали свободную землю прибывшим с «той» стороны.

12.

13.

14.

15. Исмо всю жизнь был крупным фермером. Как уже говорилось выше, вхождение Финляндии в состав Евросоюза поставило крест на коммерческом ведении сельского хозяйства: ранее хуторяне получали компенсации за произведенную продукцию, по нынешним нормам ЕС таковая им не положена: климат не тот, невыгодно ни при каких обстоятельствах. Единственный выход — держать стадо коров, заниматься мясо-молочной промышленностью. Однако у Исмо к коровам сердце не лежит. Землю он продал соседу под пастбища (у того как раз подобный бизнес идет хорошо), оставив себе лишь лес.

16. Добротный деревянный дом.

17. «Мое хозяйство было признано лучшим в округе, — не без гордости говорит Исмо. — И потом еще несколько раз получало это звание».

18.

19. На ближайшей ко входу березе — табличка с числом «1970».

Приусадебный участок финна «накрыт» сетью Wi-Fi. Интернет «летает» шустро, видно, что Исмо не считает себя затворником, интересуется жизнью за пределами своей кюли. Правда, Foursquare не находит ни одной точки для чекина: глушь даже по финским меркам невероятная.

20. Исмо дома один. Четверо детей давно уехали в города, жена — в поселке на работе, компанию сельчанину составляют только два кота и портреты предков на стене.

21.

22. Отец с матерью, дед с бабкой, прапрадед. И вот — фотография родительского дома, который был разрушен прямым попаданием снаряда во время войны. Новый стоит с 1952 года.

23.

24.

25.

26.

27.

28. Хозяйство у Исмо простое, как и сам уклад жизни. После того как закрылся бизнес, остается следить за лесом, делать санитарные вырубки, протапливать дровами дом, ездить в поселок за продуктами, латать ветшающий дом да плотничать у соседей, зарабатывая на этом копейку-другую. В снежные зимы в обязанности кооператива входит уборка дорог. В помощниках — старенький трактор в отдельном сарае.

29.

30.

31.

32.

33. «Вы не удивляйтесь множеству машин, — улыбается Исмо, провожая нас на огромный склад, использовавшийся раньше для хранения сельскохозяйственной продукции. — Покупают их мои дети, ничего особо дорогого тут нет. Зачем покупают? Тут в километре есть озеро, по льду которого зимой хорошо кататься. Чисто финское развлечение!»

34.

35. Прохаживаемся между рядов авто.

36. Старенькие «Пассаты» и «Мерседесы», «Вольво»…

37. … и даже ВАЗ, неведомо как попавший по эту сторону границы.

38.

39. А еще — «Кадиллак-Малибу», доступная американская роскошь из прошлого.

40.

41.

42. Куда актуальнее смотрятся тракторы и снегоход — Исмо заводит его мотор, чтобы прогреть. Хуторянин жалуется, что зима в этом году выдалась никакая, машина простояла почти весь сезон без дела.

43. «У меня когда-то было желание покинуть хутор и переехать в поселок, — признается Исмо. — Даже квартира имеется неподалеку, ее я сейчас сдаю в аренду. Да как-то не срослось, планирую уехать только к смерти, когда уже не смогу себя обслуживать. Еще есть дача на острове на озере, за ней тоже смотреть надо».

44. Исмо не кажется, что его жизнь похожа на жизнь отшельника. Говорит, с машиной расстояния не кажутся такими большими, а снегопады не останавливают жизнь на хуторе: выручает трактор. Более того, за свою жизнь, хоть и проведенную полностью здесь, в невообразимой глуши, доводилось ему бывать в Испании и Германии: сначала в Барселоне, а затем в Берлине жила его дочь. Есть родственники в Шотландии, Эмиратах и даже Америке.

45.

46. «Финская деревня тоже умирает, — продолжает нашу мысль о сложной ситуации в деревне белорусской Исмо. — Все изменилось с вхождением Финляндии в ЕС. Жалко, конечно, что так вышло, ведь жилось фермерам лучше. Доходы упали очень сильно, земли приходят в упадок, люди уезжают в города».

47. У дома Исмо Суйкки вкопан флагшток. На каждый государственный праздник он поднимает в небо голубой крест на белом полотне. И будет делать так еще столько, на сколько хватит сил. Затем закроет дом и уедет в город доживать свой век, а с карты, возможно, исчезнет еще одна кюля на и без того малонаселенной финской земле.

Напоминаем, что Bigpicture.ru есть в Twitter, Facebook, Вконтакте, Одноклассниках, Google +, Instagram и ЖЖ. Подписаться на RSS можно здесь.

Рубрики: Европа

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus