Расскажи друзьям

Настоящая Лолита: реальная история девочки, легшая в основу самого скандального романа XX века

70 лет назад, незадолго до Рождества местная газета в Филадельфии выпустила душераздирающую статью под заголовком «Рождественская елка сияет: одинокая мать ждет свое дитя». В ней рассказывали историю вдовы Эллы Хорнер, чью белокурую дочь Салли, которой было всего 11 лет, похитил полгода назад незнакомец и с тех пор о ней ничего не известно.

Еще более трагично, что мисс Хорнер сама фактически дала свое согласие и отпустила маленькую дочь с мужчиной средних лет, которого она никогда не видела. Салли сказала ей, что это отец одной из ее школьных подруг и она поехала с ним отдыхать на побережье. Именно такую ложь похититель заставил сказать Салли, а ее мама поверила в это. На самом же деле девочку похитил 50-летний механик Фрэнк Ла Салль, осужденный в прошлом насильник и педофил.

На протяжении двух лет, с 1948 по 1950 год, он держал Салли в плену и насиловал, ездил с ней на машине из города в город, нигде не задерживаясь надолго и представляясь ее любящим и внимательным отцом. По случайному стечению обстоятельств примерно в это же время Владимир Набоков, писатель и профессор литературы в Корнеллском университете, в поиске идей для произведения захотел исследовать в романе вопрос запретной любви, которую испытывает взрослый мужчина к юной девочке.

Untitled

Источник: Daily Mail

Роман об отношениях Гумберта Гумберта и 12-летней девочки Лолиты стал одним из самых известных и скандальных произведений XX века. Между реальным случаем и романом много совпадений — Гумберт тоже путешествует с Лолитой на машине по стране и представляется ее отцом.

Американская журналистка и криминалист Сара Вейнман в своей книге «Настоящая Лолита» (The Real Lolita) считает, что связь между художественным смыслом и реальной историей, безусловно, есть.

Но совпадения не касаются характера Салли. Она вовсе не была похожа на Лолиту, чье имя стало благодаря Набокову синонимом развитой в сексуальном плане девочки. Салли была невинной жертвой, которую принудили к сексуальному рабству.

Однажды днем ее поймали на воровстве дешевой записной книжки в местном супермаркете Woolworth’s. Мужчина, который яростно схватил ее за руку, представился агентом ФБР и сказал, что теперь она под арестом. Девочка испугалась и заплакала, и тогда он согласился отпустить ее, если она обещает докладывать ему время от времени, иначе гнить ей в тюрьме. 11-летняя Салли, боявшаяся матери, поверила ему и согласилась.

Через несколько месяцев девочка снова столкнулась с ним, и он потребовал, чтобы она поехала к нему в Атлантик-Сити. Салли сказала своей маме, что уедет с школьной подругой на несколько дней, и мисс Хорнер, работавшая не покладая рук после самоубийства мужа, была благодарна, что кто-то позаботится о ее ребенке. Она даже отвезла дочь на автобусную станцию и помахала ей рукой, мельком увидев лицо Фрэнка. Лишь много позже мисс Хорнер поняла, что что-то не так — дочь отсутствовала слишком долго, от нее не было ни звонков, ни писем, и тогда мать подняла тревогу.

Полиция быстро отыскала след Ла Салля в Атлантик-Сити, но ни его, ни девочки, которая называла его теперь «папочка», найти не удалось. Со временем интерес полиции к делу без каких-либо успехов падал. Мисс Хорнер же была безутешна и все равно ждала, что ее дочь вернется.

Хотя девочка была рабыней Ла Салля, на людях она вела себя как обычно. В Балтиморе похититель даже устроился на работу, куда ходил каждый день, а Салли ходила в школу и возвращалась домой каждый вечер. И так никому не сказала и слова о том, что с ней происходит, настолько она боялась этого человека.

Как только Ла Саллю казалось, что к ним подбирается полиция, они переезжали. Целый год они жили в трейлер-парке и играли в семью. Однако одну соседку их игра не убедила, и однажды она улучила момент, чтобы узнать правду. Девочка не могла больше терпеть и призналась — что Ла Салль не ее отец, что он творит с ней в спальне и что он удерживает ее против воли. Салли просто хотела вернуться домой к маме. Соседка дала девочке телефон, и она позвонила домой.

Ла Салля арестовали, причем он до последнего сопротивлялся и утверждал, что это его дочь. Похитителя приговорили к 35 годам тюремного заключения, а Салли наконец воссоединилась с мамой. При встрече они так сильно плакали, что едва могли говорить.

Тем временем Владимир Набоков бился над продолжением романа — Гумберт уже женился на матери Лолиты и планировал, как соблазнить девочку. Писатель не знал, что же будет дальше с ними, когда эти двое станут любовниками. В итоге его герои отправились путешествовать по Америке, останавливаясь в дешевых мотелях и представляясь отцом и дочерью. Все как у Салли с Ла Саллем. Лолита даже ходила в школу, как Салли.

Журналистка Сара Вейнман уверена, что Набоков просматривал криминальные сводки и прочитал о деле Салли Хорнер, использовав ее трагедию. Сам писатель отвергал любую связь с реальным преступлением.

Тем не менее Набоков совершенно точно знал об истории Салли Хорнер, поскольку Гумберт задает себе вопрос, совершил ли он с Долли (одно из прозвищ Лолиты) то же, что сделал 50-летний механик Фрэнк Ла Салль с 11-летней Салли в 1948 году.

Сама же Салли вернулась к своей прошлой жизни, отучилась в школе и завела новых друзей. Она не наблюдалась у психиатров, была той же жизнерадостной и доброй девочкой, хотя близкие порой замечали меланхоличный взгляд, как будто она уже прожила целую жизнь. В августе 1952 года 15-летняя Салли Хорнер погибла в автокатастрофе, всего через два года после бегства из плена.

Через полтора года после смерти Салли Набоков записал в своем дневнике, что он закончил работу над огромным, загадочным и душераздирающим романом, над которым трудился пять лет. Практически все издания отказывались публиковать роман, но в 1955 году книга вышла во Франции. В США роман вышел через три года и стал хитом.

Одна из проблем романа Набокова в том, что он производит впечатление нейтрального в моральном аспекте. Изложение от лица несчастного, жалкого и самоутверждающегося Гумберта создает ощущение, что он является точно такой же жертвой, как и девочка. Он жалеет себя, что она соблазнила его. Искусительница поощряла его, и он был бессилен перед ней. «Я же, со своей стороны, был наивен, как только может быть наивен человек с сексуальным изъяном».

Сара Вейнман утверждает, что на протяжении многих лет читатели неверно интерпретировали «Лолиту». «Даже сегодня читатели не видят отклонений Гумберта и винят Лолиту и ее поведение, как будто бы она могла сопротивляться и решила этого не делать».

Именно поэтому параллель с трагичной историей Салли Хорнер стала важной поправкой. Реальная Лолита, которую похитил и насиловал Фрэнк Ла Салль, — это своевременное напоминание, что педофилия существует и процветает, что сила находится всегда на стороне опасного и хищного взрослого, а никак не у эксплуатируемого ребенка.

Смотрите также: «Я вам денег дам, а вы шишечку подержите»: воспоминания взрослых о встречах с педофилами

Рубрики: культура

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus