Расскажи друзьям

«Таких людей я больше не встречал»: откровения работников переписи населения

В октябре 2018 года в России пройдет пробная перепись населения. «Настоящая» всероссийская перепись состоится в октябре 2020 года. Зачем она вообще нужна, если есть данные, которые может предоставить ЗАГС? Перепись — это «портрет России», моментальная фотография населения, если хотите. Если ЗАГС дает какую-то сухую информацию о том, когда человек родился, женился, сколько детей на свет произвел и когда умер, то перепись показывает актуальную картину условий жизни людей. Да и, в конце концов, это настоящая летопись, которую мы адресуем нашим потомкам.

123

Работа на переписи — это незабываемый опыт. Признаемся, ситуации бывают всякие: могут на порог не пустить и даже нахамить. У всех разное отношение к переписчикам, встречаются и агрессивно настроенные личности. Но в основном люди не злые, даже доброжелательные и гостеприимные. Они и чай нальют, и пирожками угостят, и про жизнь расспросят, да и сами не прочь рассказать. Работа «полевого» сотрудника — тяжелый физический труд, но зато за это время встречаешь таких людей, с которыми в обычной жизни тебя судьба никогда бы не свела (например, хоббитов и папуасов). Неприятные ситуации быстро забываются, а хорошее отношение и интересные истории навсегда оседают в памяти.

БигПикча пообщалась с переписчиками и собрала истории, которые им больше всего запомнились.

«Ходить по квартирам было нестрашно. Мы разбивались на пары, так по двое и ходили. Да и довольно неплохой район нам попался, у меня с ним никаких криминальных ассоциаций не было. Из средств самообороны у нас был только свисток. Но за все две недели работы на переписи я ни разу не столкнулась с откровенным негативом. Наоборот, в основном люди предлагали чай, кофе, иногда даже водку.

Один раз попала к женщине, у нее очень интеллигентный вид был. Мне кажется, что она из тех людей, у которых есть разные сервизы для разных гостей. В ее квартире такая обстановка была, как у интеллигенции 20-30-х годов прошлого века: темное дерево, вязаными салфетками все накрыто, аккуратные рамочки для фотографий, вазочки с цветами. Да и сама она, несмотря на пожилой возраст, была похожа на фарфоровую статуэтку.

Она отвела меня в гостиную, сразу чай предложила. Я села — и тут смотрю, а у нее вокруг портретов Гагарина больше, чем в советской прессе было. Я, естественно, спросила: “Вы что, фанатка Гагарина?” На что она, улыбаясь, ответила: “В определенном смысле да”. Я не знаю, насколько это правда, прямым текстом она ничего не сказала, но выразилась примерно так: “Я Юрочку знала чуть больше, чем все остальные”. Ну я, конечно, бесцеремонно спросила: “Вы с ним дружили?” Она на меня посмотрела, прищурилась, улыбнулась и сказала: “Ну, можно и так сказать”. Дальше она пустилась в долгие рассказы, и сложилось впечатление, что она его и правда лучше всех знала. Потом она мне показала свою любимую фотографию Юрия Гагарина, сняла ее со стены и с искренней любовью гладила рамку.

Так, как эта женщина, мне не запомнился за время переписи никто. Было много прекрасных, замечательных семей. Вообще, практически во всех квартирах, куда нас пускали, были добрые и отзывчивые люди, но как-то в память они не врезались. А эта дама запомнилась надолго».

Ольга, Москва

«Мне запомнились ситуации широкого гостеприимства в некоторых квартирах. Один раз мы провели два с половиной часа за вкусным кофе и ужином с деканом какого-то творческого факультета МГУ и беседовали о народных танцах (я ими с семи лет занимаюсь). Обсуждали хореографии разных ансамблей. Удивительно, но выяснилось, что у нас есть несколько общих знакомых — например, мой концертмейстер оказался его хорошим другом.

А еще я попал в квартиру к Людмиле Гурченко. Она, правда, сама с нами не вышла общаться, был ее муж.

Однажды случилась забавная ситуация. Я переписывал семью, которая живет в квартире на Патриарших прудах. Семья — отец, мать и трое сыновей. Я задаю вопрос об «источнике средств к существованию».

— Иждивение, — отвечает он.

Спрашиваю у матери.

— Иждивение.

Аналогично отвечают старший и средний сыновья.

Задаю тот же вопрос младшему.

— Трудовая деятельность!

Вот такая семейка попалась.

Были и квартиры по 200 квадратных метров, где жили шесть-семь интеллигентнейших бабулек и дедулек. Весь их дом словно огромная библиотека, и общение с ними было одним удовольствием».

Максим, Москва

Иногда в квартирах предлагали не только чай, а кое-что и покрепче.

«Мы вначале ходили парами, а ближе к завершению переписи осмелели и начали ходить по квартирам по одному, невзирая на то, что некоторые из них были якобы “неблагополучные”. Что интересно, такие квартиры зачастую оказывались вполне себе тихими и пристойными, а вот квартиры, никак не обозначенные в листке переписи, иногда могли быть пристанищем алкоголиков и тараканов.

В одну из таких неотмеченных квартир я и попал, уже когда ходил в одиночку. Меня встретила типичная кухонная компания с бутылкой водки в центре стола. Ситуация меня сначала напрягла. Конечно, меня сразу за стол пригласили. В то время мне был не чужд такого рода авантюризм, и я решил присоединиться. В итоге получилась довольно-таки теплая беседа о жизни “простого мужика”, который хочет лишь человеческого счастья и мира на земле да чтобы жена не пилила и дети слушались. Выходил я из этой квартиры со слезами на глазах».

Борис, Москва

«Мне особенно запомнилась одна семья, прямо-таки образцово-показательная. Открыла дверь приятная ухоженная женщина лет пятидесяти, провела на кухню. А там домашние котлетки на подносе. А я как раз с утра ничего не ела. Меня усадили за чистый стол (кстати, во многих квартирах кухонный стол либо завален едой, либо в крошках, либо просто грязный). Пока я задавала ей вопросы, рядом крутилась внучка, милая трехлетняя девочка:

— Бабушка, смотри, я научилась прыгать со скакалкой, смотри, как я умею!

— Умница, Вероника! Только держать ее нужно по-другому, вот так.

Потом пришли дедушка и мама девочки. Она тут же бросилась к ним с радостными криками, расцеловала, обняла. Прямо идиллия.

У всех взрослых в этой семье высшее образование, глава семьи знает три языка, зять — частный предприниматель. Причем они как раз не москвичи, переехали из Узбекистана два года назад.

Когда я уходила, мне предложили остаться с ними обедать, спросили, в каком вузе я учусь, пожелали удачи и всего хорошего. Подняли настроение на весь день».

Елена, Москва

Одной из переписчиц в Кимрах Тверской области достался не самый приятный участок — печально известный цыганский табор, жители которого в основном промышляли сбытом наркотиков. Конечно, в одиночку, вооружившись только свистком, идти туда не хотелось. Пришлось обращаться к уполномоченному. На то, что перепись в таборе пройдет гладко, никто не рассчитывал. А в итоге вышло все совершенно иначе.

«Я тогда уполномоченным работала на переписи, по квартирам особо не ходила, только когда необходимость острая была или когда попросят. Рядом с нашим участком как раз полиция находилась. Каждое утро к нам участковый приходил, спрашивал: “Девчонки, помощь какая нужна?” И вот, когда переписчице нужно было в цыганский табор идти, конечно, она одна побоялась. Я обратилась к участковому, попросила выделить нам самого крупного полицейского. Так и пошли туда втроем.

Первым делом поехали в дом к барону, правда, его самого там не оказалось. Но внутрь нас впустили спокойно. Вообще, во время переписи табора нас всегда в дома пускали, нигде не приходилось на улице стоять. Коттеджи все ухоженные, внутри чистенько. Удивило, что почти в каждом доме висел портрет Владимира Путина: где-то просто распечатанная фотография, а где-то даже вышитый ковер был. Везде молельные уголки были со статуэтками Девы Марии — очень они набожные люди.

Один дом мне запомнился. Мы долго стучали, открыл нам парень молодой, на вид лет 15-16, русский. Мы, естественно, спросили у него, что он тут делает. Оказалось, что мальчик сирота, идти ему было некуда, а цыгане его приютили, кормили, денег давали. А парень им по хозяйству помогал. На тот момент, когда мы пришли, он за детьми присматривал. Все взрослые разъехались по делам, а он остался за маленькими смотреть.

А ближе к концу уже зашли в один с виду совершенно обычный дом. Там нас очень дружелюбно встретили, за стол пригласили, предложили чай, пироги только из печи. Мы с хозяевами дома посидели, они нам байки разные из жизни рассказывали. Было даже удивительно, что этот участок мы обошли совершенно спокойно. Никто нам не хамил, никто нас не гнал, и дверь перед лицом никто не закрывал».

Анастасия, Кимры

Смотрите также: Зачем на переписи спрашивают вашу национальность и почему не стоит называть себя хоббитом

Рубрики: Россия

Самые горячие темы

Новые посты

Система Orphus